В России запретов много не бывает. О чем говорили на форуме безопасности интернета

В России запретов много не бывает. О чем говорили на форуме безопасности интернета

Безопасность интернета волнует российских депутатов и министров намного сильнее низкого уровня жизни россиян, зарплат, коррупции и еще сотни проблем, которые, видимо, не заслуживают внимания. Иначе объяснить подобное внимание к глобальной сети нельзя. Правительство видит в интернете угрозу. Уже который месяц государство воплощает законопроект о суверенном российском интернете, а сегодня в Москве состоялся десятый форум безопасности интернета. Темы разговора уже успели стать избитыми: безопасность «чебурнета», угрозы для малолетних в интернете и жестокие видеоигры. На форуме побывал журналист Владимир Харитонов, который вел текстовую онлайн-трансляцию в своем твиттере. Именно благодаря ему мы можем узнать, что творилось на сегодняшнем мероприятии.

Скажем сразу: адекватного форума не получилось, но зато цирк удался на славу. Харитонов отметил, что мероприятие посетило не так уж много журналистов, равно как и спикеров. Алексей Волин, заместитель министра цифрового развития и массовых коммуникаций, Сергей Кириенко, первый заместитель руководителя администрации президента, Александр Жаров, глава Федеральной службы по надзору в сфере связи, отказались от выступления на форуме. То есть, главных людей в правительстве, которые могут хоть как-то адекватно рассуждать об информационной безопасности страны, просто не было. Поэтому об опасностях интернета вещали Елена Мильская, президент Фонда Архистратига Божия Михаила, Елена Мизулина, зам председателя Комитета Совета Федерации РФ по государственному строительству, Андрей Турчак, зам председателя Совета Федерации ФС РФ, Константин Малофеев, основатель «Лиги безопасного Интернета», и Илья Массух, президент Фонда информационной демократии.

Елена Мильская

Елена Мильская начала свое выступление с проблемы распространения наркотиков в интернете. Она сказала, что правительство очистило социальные сети «ВКонтакте» и «Одноклассники» от групп, продающих наркотики, но теперь они переместились в Telegram, где любой желающий без особого труда может купить дурь. Спич продолжился темой вредоносного интернет-контента, под влиянием которого, якобы, находится 35% подростков. По заявлениям Мильской, в социальных сетях размещено более 450 тысяч сообщений по теме АУЕ и 955 тысяч с призывами к революции и «ультрадвижению», а количество подростков, желающих устроить в школе «Колумбайн», выросло в 7,5 раз. Елена считает, что школам необходимо полностью запретить учащимся использовать мобильные телефоны: «Дети снимают учителей, дети снимают друг друга. И перестали разговаривать. Мы знаем, как с этим бороться! Уже есть школы, которые запрещают телефоны в школах». Также в рамках ответов на вопросы Мильская заявила: «Они ведь постоянно какие-то гадости снимают. Да и научатся говорит заново. Для начала мы бы сделали пилотный проект. Мы готовы область забрать, регион забрать». Ну а завершилась речь шикарной фразой в духе «Мы не за цензуру, а за самоконтроль».

Смешно и грустно наблюдать за тем, как люди пытаются обвинить в проблемах все, что угодно, кроме себя. В "Колумбайнах" виноват интернет, видеоигры, социальные сети, но только не родители

Малофеев попытался объяснить, почему Россия вводит закон о суверенном интернете. Оказывается, из-за подавляющего большинства американских спутников на орбите Земли, весь интернет регулируется законодательством США, а не международным правом. Россия, якобы, пыталась исправить ситуацию, но ничего не вышло, поэтому закон о суверенном интернете – это единственный разумный выход из ситуации. В качестве примера для подражания Малофеев привел Китай, который установил «Великий Фаерволл» по тем же причинам. «Мы сделаем интернет чистым и соответствующим нашему культурному коду, а не тому, что придумали в другой стране», - подытожил Константин Валерьевич.

В программу выступлений внезапно затесалась некто Иванова, ректор Первого казачьего университета. И началось: боты, создающие «ВКонтакте» группы смерти, казачьи кибердружины, которые, по мнению Ивановой, должны быть абсолютно в каждой школе, агрессивное создание «положительного контента» руками школьников, информационный центр «Казачий двор» и коворкинг кибердружин. Зачем и почему на форуме выступала эта женщина, никто не знает.

Нам искренне интересно, чему обучают в казачьем университете

После первого блока выступлений, началась сессия ответов на вопросы, где началось обсуждение жестоких видеоигр. Разумеется, в дискуссию включилась Мизулина. Давыдов: «Шутеры и онлайн-игры с убийствами, человек по 500, по батальону за десять минут убивает. Как мы дальше будем действовать?» Мизулина: «Мы предлагаем в новом законе распространить на такие игры с насилием возрастную классификацию 18+». При этом Мизулина пояснила: «Речь идёт не о запрете, а об ограничении распространения. А то ведь такие картинки выскакивают. "Информационный посредник" надо ввести в специальный закон, а то он только в ГК». Из зала выступил еще один поборник детской невинности профессор Дипакадемии Страхов: «Первый призыв мой - ограничить всячески в виртуальном мире. Один мальчик грохнул маму, потому что её можно создать. У кого гаджет, тот дебил. У моей жены вот планшет появился, так кто еду-то готовить будет?» Напоследок, советуем запомнить вам вот эту фразу Мизулиной: «Запреты должны быть универсальными. Это то, что обеспечивает человеку свободу выбора. Запретов много не бывает».

Все игрыАвторизация